История производства и применения красок на Руси

Использование человеком красок в различных сферах своей деятельности уходит корнями в самые глубокие пласты истории человечества. Вещественным доказательством тому являются многочисленные находки наскальной живописи во многих уголках земного шара. Примечателен факт применения пигментов в ритуальных обрядах древнего человека. Так, археолог А. Рогачев при раскопках в 1954 году в воронежской области стоянки «Маркина гора» обнаружил захоронение человека, датируемое возрастом 20-40 тысяч лет до нашей эры. Дно могилы и кости скелета были засыпаны красной охрой. Аналогичные захоронения были обнаружены на территории Украины и в Карелии. В раскопках Саранского городища (предшественник Ростова Великого) найден пестик для растирания красок датируемый VII-VIII веком. При раскопках близ Михайловского Златоверхова монастыря, произведенных в 1938 году в Киеве профессором М.Каргером, обнаружены остатки дома сгоревшего в 1240 г. В числе различных предметов найдено 14 миниатюрных горшочков с разными красками, доски для написания икон и другой инвентарь иконописца. Остатки иконописной мастерской в слоях 12 -13 века были обнаружены и при раскопках на территории Новгорода.

История производства красок на Руси и в России — тема весьма обширная. Много интересного мы узнаем, изучая динамику производства, ассортимент, цены, методы изготовления и состав красок. Полнее всего эти вопросы можно осветить на примере знакомства с иконописью, крашением тканей, бумаги и кожи, книжным письмом и косметикой прошлых веков. Значительное количество красок (по современной терминологии «красителей») применялось для окраски пряжи и тканей. К сожалению, не представляется возможным определить, какие краски применяли для окраски тканей до XV века, так как ткани найденные при археологических раскопках утратили свой цвет. В XVI-XVII веках для окраски тканей использовали преимущественно краски растительного происхождения: марену, вайду, шафран, сандал, канцелярское семя (чермес) и другие. Марена ( Rubia tinctorum L.) – травянистое многолетнее растение с мощным разветвленным корневищем. Растение средиземноморской флоры, встречается на юге России по берегам рек и оросительных каналов, среди кустарников. Из марены получалась красная или красно-коричневая краска. В качестве красителя используются высушенные и растертые корни растения. Вайда ( Isatis tinctoria ) – двухлетнее растение встречающееся по берегам Дона, Сосны и Оки. Вайду использовали для производства синей краски, как дешевого заменителя более дорогого индиго. В качестве желтой (иногда красной) краски использовали шафран (Crocus sitirus autumnalis L.). В диком виде шафран произрастал даже в Подмосковье. В зависимости от технологии получения из шафрана получали желтый, розовый или красный краситель для тканей. Краска именуемая шижгель, изготовлялась из крушины: «Указ, как делать шижгель. Взять мелу да соку крушинного, три на плите с крушиною и засуши, будет шижгель» (XVII век). В XIX веке крестьяне Вологодской губернии делали желтую краску из отвара ольховой и березовой коры и золы, желтую – из отвара березовых или осиновых листьев, квасцов, золы ивового дерева. Зеленую краску получали из багульника. К концу XIX века ассортимент красок используемых для окраски тканей пополнился синтетическими красителями (индиго, хризамин, гессенская желтая, бензо- и дельтапурпурин, красная кровяная соль, ализарин, различные анилиновые пигменты, ультрамарин, кадмиевая желтая и другие).

Большое количество красок, в основном земляных, применялось для окраски домов, церквей, деталей разнообразных сооружений, домашней мебели и утвари. В меньших количествах использовались краски искусственного происхождения. В XIX веке для окраски железных крыш широко применялись такие краски как ярь-медянка, железные сурик и мумия. Для побелки использовали мел и известь. В военном деле краски были необходимы для окраски деревянных и кожаных деталей оружия ( вспомним «червленые щиты» русских воинов в «Слове о полку Игореве»). В более позднее время для окраски ружейных лож и пушечных лафетов, корпусов кораблей и многого другого. Так, в 1712 г. в ведомости красок, необходимых для окраски скорострельных ящиков и пушечных колес, перечислены следующие краски: празелень ( 8 пуд.), черная краска (10 пуд.), голубая краска (1 пуд), белила (2 пуда), бакан (1 пуд). В 1716 г. на окраску пушечных станков затребованы сурик и черлень, а для «понтонного дела» — белила и кашинский сурик. Разнообразные краски использовались и для окраски бумаги. Для этих целей применяли немецкий бакан, шижгель, киноварь, белила, ярь-медянку. В конце XVIII века при печатании бумажных денег (ассигнаций) использовали краски, изготовленные по рецепту крестьянина Еремея Сухих. В июне 1799 г. был издан указ, в котором говорилось, что « секрет состава красок для ассигнационной бумаги десяти и пяти рублевого достоинства… открыт чрез опыт, с немалою притом для казны пользою, находящимся при мельнице в числе вольнонаемных работников Вологодской губернии, Сольвычегодской округи, деревни Выползова государственным крестьянином Еремеем Сухих… Предписываю вам причислить означенного крестьянина … к мельнице в число казенных мастеровых людей и, приведя его на верность службы к присяге, возложить на него означенный состав красок … и считать его при сем деле под названием красильщик цветной бумаги».

Небольшое количество красок использовалось при окраске кож и стекла. В 1666 году на берегу р. Москвы около Москвы был открыт первый завод по выделке сафьяна. Из продукции этого завода делали переплеты книг, обивку мебели, карет, обувь и перчатки. Для покраски сафьяна использовали сандаловое дерево, крутик, шафран и лазоревую краску. Ассортимент красок применявшихся для окраски стекла был небольшой. Для изготовления хрусталя применяли сурик ,для получения лазоревого и голубого стекла – шмельт; для получения желтого стекла – желть неаполитанскую. Многочисленные опыты М.В.Ломоносова по окраске стекла позволили существенно расширить ассортимент веществ, применяемых для окраски стекол.

Многие иностранцы, посетившие Московское государство в XVI-XVII веках, отмечали, что русские женщины считали совершенно необходимым краситься, хотя и без того они весьма красивы. Мейерберг, посетивший Московию в 1661 г., писал, что русские женщины, независимо от того, красивы они или уродливы, «натирают все лицо с шеей белилами, а для подкраски век и губ прибавляют еще румян». Косметические краски привозились на Русь в основном из-за границы. Так, из Персии в начале XVII века привозили краски и румяна. Белила и румяна как предмет роскоши облагались относительно высокой пошлиной. Например, с провозимых через сибирские пограничные таможни румян по тарифу 1761 г. взималась пошлина в размере 23,75 % с оценки.

Огромное и еще не до конца изученное наследие по краскам оставили нам иконописцы. В отличие от красителей применяемых в крашении тканей, иконописцы использовали преимущественно неорганические природные пигменты, которые отличаются примерной долговечностью и стойкостью по отношению к свету и воздействию агрессивных сред. Красочный слой, нанесенный в технике фрески или яичной темперы, с годами набирает прочность, литофицируется и не удивительно, что древние иконы с тысячелетней историей сохранили сочность и свежесть красок в первозданном виде. Удивительно точно о характере материалов применявшихся иконописцами прошлого говорит ведущий реставратор ВХНРЦ им. Грабаря А.Н.Овчинников: « Если сравнивать под микроскопом структуру и оптические свойства пигментов, применяемых в современной живописи, с минеральными пигментами древних художников-иконописцев, разница становится очевидной. В состав пигментов, употребляемых древними художниками, обязательно примешивались пигменты, состоящие из прозрачных цветных кристаллов,- киноварь, аурипигмент, лазурит и др., имеющие блестящую стекловидную поверхность, активно отражающую свет. Если в первом случае художник удовлетворяется внешней взаимосвязью пигментов, т.е. цветовым совпадением с явлениями природы (натуры) или декоративными комбинациями, то в иконописи в подборе соотношений пигментов видно мистическое понимание элементов, составляющих колорит живописи, желание обозначить каждым минералом стихии мироздания – огонь, воду, землю и воздух». По данным реставраторов изучающих химический состав красочного слоя древних икон в палитре иконописца чаще всего встречаются пигменты представленные разнообразными землями ( охры, сиены, мумии и умбры) и минералами, среди которых обычно присутствует киноварь, гематит, лазурит, азурит, аурипигмент, реальгар, глауконит. Здесь приведены современные названия этих минералов. В старину некоторые из них звучали по другому. Так, аурипигмент назывался ражгилем, глауконит – празеленью, а азурит – голубцом. Сохранившиеся до нашего времени рукописные источники, касающиеся техники и материалов по древнерусской живописи, в основном начинаются с XVI века. В так называемых «иконописных подлинниках» даются наставления по выбору пигмента для различных элементов иконы ( лики, одежда, строения, рельеф и др.), рекомендации по составлению колеров и последовательности их нанесения. В иконописных подлинниках XVII века встречаются такие краски, как киноварь ( «киноверь», «кеноварь», «киноварец»), лазорь, червлень, санкирь, празелень, вохра разных оттенков (охра), багор, бакан, умбра, ярь, толстик, шишгель, мумия и др.. Очевидно, что живописцы тех времен располагали довольно богатой красочной палитрой и умело ей пользовались.

К сожалению из-за скудности информации затруднительно ответить на вопрос когда и где в России возникло производство красок. Возможно, часть красок производилась в крупных центрах иконописания, таких как Ярославль, Москва, Палех и т.д., что-то привозилось из-за границы. Еще в 1650 г. на Тереке и в Астрахане местные жители занимались сбором марены. Алексей Михайлович приказал объявить жителям Терека, что бы они не продавли бы марену в Персию, а доставляли ее в русскую казну, по цене более высокой, чем та, по которой они отпускали марену персам, бухарцам и другим иностранцам. В 1674 г. Андрей Винниус и Яков Галкин просили царя Алесея Михайловича дать им «повольность» к розыску руд и красок и там, где они найдены будут, разрешить им «заводы заводить». Такое разрешение им было дано. В «Проезжей грамоте» (1675г.), данной из Посольского приказа, разрешалось гамбургскому купцу К.Марселису искать на Олонце и в Пустозерском уезде краски и слюду и «владеть им и на тех местах заводы и промыслы заводить им же повольно». В XVII веке широкой известностью пользовались краски произведенные в г. Кашине ( в нынешней Тверской области). Более всего здесь изготавливали свинцовых белил и сурика, в связи с чем в 1780 г. ему дан был герб, в нижней части которого изображены три ступки белил. Тем не менее в допетровское время все существующее на Руси производство красок носило кустарный характер и лишь в малой доле удовлетворяло спрос на них, который в основной своей массе удовлетворялся привозом красок из-за границы. Краски привозились к нам из Гамбурга, Бремена, но особенно много из Голландии. Так в апреле 1668 г. царь Алексей Михайлович повелел расписать свой дворец в селе Коломенском. Краски для росписи взялся доставить «Анбургских земель торговый иноземец» А.Кенкель. В мае 1669г. в Москву были доставлены в больших количествах киноварь, бакан венецийский, черлень, голубец и вохра грецкая. Прием красок был поручен первым царским иконописцам, состоявшим при дворце в Оружейной палате – С. Ушакову, Ф.Евтифееву и И. Филатову. Посол Кильбургер сообщает о привозе различных красок через Архангельск в 1671-1673 гг. В «Росписи товаров» за 1671 г. фигурируют: 84 бочки, 3 ящика и 8 коробов с разными красками, 123 бочки кармина, 265 бочек и 3 ящика индиго, 5 бочонков зелени, 230 бочек свинцовых белил, 4 бочонка, 3 ящика и 2 пуда шафрана.

Толчком к развитию промышленного производства красок в России послужили Петровские реформы. Резко выросла потребность в красках для армейских нужд. Краски требовались на окраску тканей, кожи, кораблей, оружейных деталей, для типографского дела, строительства и живописи. В начале царствования Петра основная потребность в красках по-прежнему удовлетворялась за счет их ввоза из-за границы. Вместе с тем, придавая большое значение краскам, Петр I большое внимание уделял сыску и производству красок в своем отечестве. Современник Петра Иван Посошков в своей книге «О скудости и богатстве» писал: « Да хорошо бы добыть и красочных мастеров, кои умеют делать крутик и лавру, и киноварь, и голубец, и бакан Венецийский и простой, и ярь Венецийскую и простую, и шишгель, и прочие краси, иже делаются от составления материи из поташу, из мальчуга, из меди, из олова. Из свинцу, из серы, из мелу и из прочих и из иных вещей, в Руси обретающихся. А кои краски натуральные и тех надлежит с великим прилежанием искать». В декабре 1719 года Петр издал указ в котором: « Соизволяется всем и каждому дается воля, каково б чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях – искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы: сиречь, злато, серебро, медь, олово, свинец, железо, також и минералов, яко селитра, сера, купорос, квасцы и всяких красок потребные земли и каменья…». Первым заводом, на котором начали вырабатывать краски был заводСавелова и братьев Томилиных. В 1718 г. Петр I выдал им «жалованную грамоту» на право производства химических продуктов и краски мумии из купоросной руды, которую они нашли в речке Дарке. С 1723 по 1730 г. на этом заводе было выработано чуть более пятидесяти тонн краски мумии. По заключению Шлаттера в 1723 г. этот завод может обеспечить мумией не только Российское, но и иностранные государства. Причем на первые тридцать лет, согласно указу Петра завод Савелова и Томилиных был освобожден от уплаты пошлин. В 1718 году Было организовано и производство русского бакана. Ее изготавливал Павел Васильев. Краска получилась очень высокого качества и оказалась годной и для живописи. Уже в 1724 г. ввоз в Россию краски бакан был совершенно прекращен «понеже той краски в России наделано многое число». Однако, не смотря на организацию при Петре I красочных заводов, потребность в красках удовлетворялась не полностью, и ввоз красок из-за границы продолжался. Так, в 1719 г. ввоз красок составлял: белил182 пуда, краски зеленой 36 пудов, сандала 15 пудов, краски синей 27 пудов, яри 8,5 пудов. В 1720 г. из Гамбурга в Петербург привезли индиго около 1,8 тонны, яри зеленой 0, 153 тонны, сандала красного 1,65 тонны, сандала синего 1,72 тонны. После смерти Петра I продолжало работать большинство красочных заводов, возникших в годы его правления. Однако, некоторые из них стали вырабатывать краски более плохого качества, чем раньше, что, повидимому, объясняется меньшим контролем со стороны правительства, чем при Петре Великом. В 1727 году русские купцы писали, что «краска бакан ( завод Павла Васильева) против заморских ничто добротою не будет и весьма плоше». О других красках плохих мнений не было.

В 1731 г. в Москве построена красочная фабрика Михаила Шорина. В 1742 г. на ней было выработано белил 2000 пудов и сурика 300 пудов. В том же 1731 году в Москве на Спасской улице была открыта фабрика Семена Нестерова. В 1735 году С. Нестеров ходатайствовал перед правительством о предаставлении ему права на монопольное изготовление краски и просил на постройку таких фабрик «впредь позволения никому не давать, понеже прежде меня никому позволения о том не дано». Но в его просьбе было отказано, так как в то время уже работала фабрика М. Шорина.

В 1749 г. в Ярославле В Колчин основал свинцово-белильный завод. Примерно в то же время упоминается Ярославский завод Свешникова, на котором вырабатывали из колчедана серу, а из остатков — купорос и мумию. Краска мумия из колчеданов в середине XVIII века изготавливали на заводах, принадлежавших одно время основателю ярославского театра – первому русскому профессиональному актеру Ф.Г.Волкову. В 1740 г. П.Киреев получил разрешение на постройку суриковой и белильной фабрики близ Донского монастыря. В середине XVIII века привилегия на изготовление красок была выдана купцу Тавлееву и Волоскову с компанией. Фабрика была построена близ г.Торжка. Компанейщики наладили производство высококачественных бакана, шижгеля и брусковой краски (дорогая синяя краска). Метод изготовления брусковой краски в то время был секретным, и чтобы «секрет не мог произойти в разглашение», выработка краски должна была производиться самими компанейщиками с их отцами и родственниками. В 1758 г. Тавлеев развел под Саратовом выйдовые сады и построил фабрику для изготовления брусковой краски из вайды методом, применяемым в Индии. Сады занимали площадь около 550 га. С выработкой красок на заводе Тавлеева связано имя М.В.Ломоносова. В 1750 г. ему Правительственный Сенат прислал образцы синей брусковой краски, изготовленной на заводе А.Тавлеева и просил сообщить « какое она имеет с заморскою сходство». М.В.Ломоносов исследовал ее и 23 августа 1750 года сообщил Сенату, что «… оная синяя краска, составленная Антоном Тавлеевым с товарищами, всеми качествами с иностранною брусковою синею краскою сходна и добротою своей оной ни в чем не уступает и для того к крашению сукон и других материй такова же действительна и совершенна, как иностранная». В 1748 г. в Москве, за Калужскими воротами П.Сухаревым и И.Беляевым было организовано производство кармина, берлинской лазури и бакана. В 1751 г. им было разрешено организовать фабрику по производству синей брусковой краски из русского сырья в Ржеве. В Вологде в 1758 г. Ф. Жевлунцов основал фабрику по производству берлинской лазури. С 1759 по 1760 г. на заводе Жевлунцова было изготовлено 170 пудов берлинской лазури. Было признано, что краска этого завода «превосходнее добротою и дешевле иностранной». Эта краска экспортировалась в Голландию. С другой стороны, иностранцы, стремясь ввозить свои краски в Россию, нередко незаслуженно рекламировали их качество. Так. В 1765 г. некто фон-Шметтау (из Гданска) предложил правительству за весьма большую сумму «новый» способ крашения шелка, якобы весьма выгодный, дающий возможность получать нелинючий шелк. Однако после испытания этого «нового» способа выяснилось, что окрашенные ткани на фабрике Ивана Дьяконова «в пробах ничем не уступают и еще дешевле», чем выкрашенные по способу, предложенному Шметтау.

В 1808 г. в Петербурге Ф.Друри основал крупный по тому времени красочный завод, на котором вырабатывались белила, сурик, ярь-медянка, мумия и другие краски. К этому времени в России существовало уже около 30 красочных заводов; из них – 6 в Московской губернии, по 5 заводов в Тверской и Ярославской губерниях, В Смоленской, Орловской и Петербургской- по 4. Большинство из этих заводов выпускали краски в сухом виде. Готовые к применении краски для живописи «отличной доброты» изготовлял при Академии Художеств П. Довициелли, которому на выставке отечественных изделий 1839 г. вручена малая серебряная медаль. Высококачественные акварельные краски производились на заводе Х. Фризе в Петербурге, основанный в 1813 г. До этого акварельные краски привозились из-за границы, преимущественно из Англии. В первые годы работы этого завода краски покупались неохотно, так как на упаковке были напечатаны орел и фамилия владельца. По этому поводу тогда писали: «Потребители требовали прежде всего, чтоб покупаемое было сколь можно иностранное – и этот общий постыдный порок, остановивший успехи многих отраслей промышленности, которая без него, с давних пор, могла бы с честию состязаться с заграничною, принудила Фризе заменить свои штемпели, употребляемыми на английских красках; сбыт мгновенно сделался значительнее, и те же произведения, но только под чужим именем, вскоре приобрели такую известность, что краски этого рода из Англии начали выписывать чрезвычайно мало». Тогда английские фабриканты снизили цену своих красок, чтобы «убить производство красочной фабрики Фризе». Торговая война продолжалась около года и закончилась победой Фризе.

Помимо неорганических красок российские заводчики не теряли интерес и к краскам растительного происхождения. Так, в 40-х годах XIX века фабрикант И.Ф.Баранов, владелец красильной и ситценабивной фабрики в г. Александрове организовал крашение мареной бумажных тканей. В 1844 г. он развел на Кавказе свои мареновые плантации. Тогда же в Москве были созданы заводы по превращению марены в крап. К марене на протяжении всего XIX века уделялось пристальное внимание не только со стороны фабрикантов, но и со стороны научной общественности. В этот период было опубликовано большое количество статей и научных исследований, посвященных русской марене. Так, за работу о свойствах марены золотой медали был удостоен студент Петербургского университета Н. Андреев. На всероссийской мануфактурной выставке 1853 г. московский купец К.Кибер, владелец химического завода, за выставленную продукцию его завода, в частности за изготовленный им из дербентской и астрабадской марены гарансин, получил награду – золотую медаль.

Из красок животного происхождения в России наибольшей популярностью пользовалась краска, называемая кошениль, или «канцелярское семя». Еще во второй половине XVIII века у нас вместо дорогой привозной кошенили стали применять червец – краску, получаемую из мельчайшего насекомого распространенного в южных губерниях. Но объем ее производства был не великим и основное количество кошенили завозилось из-за границы. Кошениль, будучи очень дорогой краской, все же находила широкое применение. Она использовалась для окраски хлопчатобумажных, шерстяных и шелковых тканей и для изготовления дорогих масляных и акварельных красок, именуемых кармином и баканом. Эти краски применялись в Экспедиции заготовления государственных бумаг для печатания бумажных денег. Фунт кармина стоил 144 рубля, а фунт бакана – 75 рублей. Высокого качества бакан и кармин выпускались на заводе Волоскова в Ржеве. О кармине Волоскова, представленного на выставке в Петербург в 1829 году, сообщалось: «Сия драгоценная краска, по испытании оказалась превосходной доброты. Трудность в составлении сей краски отличного качества известна всем химикам; тем более чести искусному нашему фабриканту, умевшему преодолеть все трудности и приготовить сие драгоценное произведение в совершенстве…».
 

А.В. Григорьев

 

Статьи:

Природные минеральные пигменты

Исторические пигменты

История производства и применения красок на Руси

Натуральные пигменты — что это такое?

К вопросу о безопасности при работе с пигментами

О тонкости помола пигментов